spica.wrk.ru

Search

Items tagged with: литература

Этот текст посвящён памяти Юлиана Григорьевича Оксмана.
Но он не о прошлом.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/10/16/82380-zabytyy-dar-adama

#lang ru #история #литература #Россия #политика
 
Изображение / Фото
Изображение / Фото
Не надо раскрашивать прошлое. Не надо вторгаться в тихий серо-белый мир старинных фотографий, где в неподвижности застыли те, с кем мы пытаемся говорить через время.
Раскрашенные фотографии — китч. Так я думал до тех пор, пока не увидел эти.
Под псевдонимом Klimbim скрывается художник Ольга Ширнина.
Лев Толстой сидит на скамейке. Палочка, привязанная веревочкой к руке, шляпа с мятыми полями, мешки под глазами — как все точно и живо в возвращённом цвете. И глаза. Левый скрыт нависшей бровью, а правый... пристальный, тяжелый взгляд начисто отвергает все представления о Толстом как о добром дедушке, любившем все человечество. Какая горечь во взгляде.
И вот он сел завтракать с Софьей Андреевной. Свет и цвет вернулись, и давнее утро восстановилось во всем его очаровании. Живы не только он и она, живы даже тарелки и чашки. И сахарница жива. И мы через сто с лишним лет с жадным и несколько неприличным любопытством рассматриваем, что там у него на тарелке, что он ест? Какую-то свою особенную вегетарианскую кашку? А Софья Андреевна? Она тайно бросала в его веганские супы куски мяса, боясь за его здоровье...
И снова — взгляд. Что в нем? Мы думаем, что это мы смотрим на него, а на самом деле это он смотрит на нас своим светлыми и почти безумными глазами, смотрит не моргая и видит насквозь...
А за ними сад. В темной зелени сада разбросаны лужи солнца.

«Сад Льва» здесь:
https://ridero.ru/books/sad_lva/

#lang ru #литература #ЛевТолстой #фотография #art #literature
 
Среди многих юбилейных дат затерялась одна: этот год — год столетия со дня рождения Сэлинджера...

http://franceska.su/pirate-radio/item/1683-molchanie-selindzhera

#lang ru #литература
 
Изображение / Фото
Бунину были даны тончайшие органы чувств, так что он обонял запахи, приносимые издалека, когда другие люди их не ощущали вовсе; с нечеловеческой или, наоборот, очень человеческой силой он обонял и осязал ветер, запах полыни, цвет неба, шум моря, вкус снега.
Он, ощущавший жизнь с такой пронзительной силой, мучился оттого, что она уходит с каждой секундой, с каждой минутой. И он не мог остановить этот уход жизни, это исчезновение из жизни людей, которых он ценил, женщин, которых любил, исчезновение навсегда из его жизни Москвы с её мокрым снегом и летней сиренью, исчезновение всего того мимолетного и прекрасного, что человеку дано увидеть и пережить всей душой. Холодное бешенство и нестерпимая горечь овладевали им оттого, что даже он (а свою натуру он считал гениальной) не может остановить этот равномерный и равнодушный уход жизни.
Бунин боялся смерти до такой степени, что не мог видеть кладбища. Когда в Грассе Галина Кузнецова хотела посмотреть на старое французское кладбище, он ругался и кричал на неё. Болезни и недомогания, даже небольшие, вселяли в него страх, он не умел болеть спокойно, сам был в панике и окружающих загонял в панику.
Сам о себе он говорил, что родился слишком поздно, когда великая русская литература уже клонилась к закату. Бунина легко представить гуляющего по осенним лесам вместе с Тургеневым и пьющим чай с ныне почти забытым Эртелем, которого он очень ценил, но ему выпало другое время и другие люди. Маяковский на одном званом приеме влез за стол и ел с его тарелки, а потом спросил: «Вы меня ненавидите?» — «Много чести для вас», — отвечал Бунин.
Бунин — последний дворянин русской литературы. Об одном из своих героев он написал: «сухо-породист» — это он о себе так написал. У него было пенсне на носу, сухая и лёгкая фигура и благородный профиль. Сдержанность, точность, ясность, глубина — все это он, Бунин. Но вокруг него, в безумной свистопляске предреволюционных лет, мчались и кружились фигуры тех, кого он считал пройдохами и шарлатанами. Обо всех он написал плохо, часто даже ужасно. Брюсов, который «говорил словно лаял в свой дудкообразный нос», Белый, «с ужимками очень опасного сумасшедшего», Кузьмин, «с гробовым лицом, раскрашенном, как труп проститутки», мошенник Есенин, хитростью пролезший в литературу, Андреев, «изолгавшийся во всяком пафосе», Блок… Когда в 1947 году в Париже Бунин на литературном вечере читал свои воспоминания и дошел до Блока, некоторое не могли этого вынести — встали и вышли из зала.
«Не нравится, не слушайте». В разговоре он мог сказать грубо и даже ввёртывал матерные слова. Другу своему писателю Борису Зайцеву, мирно приехавшему к нему в гости, кричал в ярости: «Тридцать лет вижу у тебя каждый раз запятую перед “и”! Нет, невозможно!». За запятую, за неправильно выбранное слово готов был убить или по крайней мере проклясть в гневе. В том числе самого себя. Из тома собственного собрания сочинений выдирал страницы, перечеркивал абзацы и грозил редакторам и потомкам: «Все зачеркнутое нигде не перепечатывать». Ничего выше слова для него в жизни не было.
Невероятно-чувствительный и при этом холодный, страстный и сухой, лиричный и злоязычный, Бунин говорил о себе, что до революции сорок лет мучился ужасами царского режима — шпицрутенами, плетьми, застенками, унижениями людей, их беспросветной бедностью. А после революции, которую он, переняв выражение Кусковой, называл «зоологической», мучился все превзошедшей и все заслонившей новой немыслимой жестокостью. Видел еврейские погромы, знал про расстрелы заложников, знал, как вламываются в квартиры и уводят, знал, как раздевают догола и косят людей пулеметом. Знал, что во время гражданской войны люди находят наслаждение в кровавом садизме.
Репин, вглядевшись в его тонкое благородное лицо, предложил писать с него святого. Бунин отказался. Не видел себя святым, для этого слишком сильно был связан с жизнью, слишком сильно ощущал ее чувственные проявления, плотские радости. Однажды, ещё до революции и эмиграции, вернувшись в Россию после заграничного путешествия, прямо с вокзала поехал с приятелем в ресторан «Прага», и там они ели икру и чёрный хлеб. «Икру с чёрным хлебом не едят!», — сказали им. «Мы вернулись час назад из-за границы!» Когда молодой писатель Зуров приехал к нему в Грасс, то привёз ему в подарок чёрный хлеб, кильку, клюкву и антоновские яблоки — знал, чем порадовать.
Денег в эмиграции у Бунина не было, хотя, как ни странно при отсутствии денег, в его доме в Грассе был повар Жером. Самая обыкновенная, скучная, рутинная бедность — бедность поношенной одежды и недостатка еды — грозила ему. Бунину было шестьдесят лет, когда на его день рождения купили кусок колбасы. Он очень хорошо знал, что хорошая проза писателя не кормит, а ничего другого, кроме хорошей прозы, он писать не умел. У его жены в Грассе было две рубашки, во всем доме было восемь простыней, из них две целые. Из роскоши у него была только красная английская пижама. В день, когда он узнал, что ему присуждена Нобелевская премия, он первым делом сел прикидывать с домочадцами, сколько нужно раздать. Он роздал русским писателям, жившим в эмиграции, 110 тысяч франков — и снова вернулся к той жизни, в которой нет ни полного достатка, ни окончательной бедности.
Нобелевский лауреат не побирался и не голодал в конце жизни только потому, что ему выплачивал пенсию американский миллионер Фрэнк Атран — беженец из России, создавший успешный бизнес по продаже чулок и текстиля. На самом деле он Эфроим Залман Атран.
Дом Бунина — вилла Бельведер в Грассе, одна из трёх вилл, которые он снимал в разные годы — был холодный, топился печами. На отоплении экономили. Спать приходилось под тремя одеялами, вставать в холодных и темных комнатах. Темных потому, что на ночь закрывали ставни. Когда с моря дул мистраль, он продувал стоявший на высоте над городом дом сквозь окна и стены, все выло и ревело вокруг, и сама собой в сердце входила тревога. Спать в такие ночи было невозможно.

——
Это текст из Антологии русской поэзии «Высокое Небо»

#lang ru #поэзия #литература #Бунин
 
Впервые задумался вот о чём.
После появления фотографии #живопись стала делать акцент на тех возможностях, которых нет у фотографии, на преимуществах живописи перед фотографией.
Я могу примерно объяснить, что такого может живопись, чего не может #фотография.
Хочу сделать то же для художественной литературы и #кино соответственно. Читая книгу, пытаюсь отмечать - что из прочитанного нельзя передать на языке кино?
Какие преимущества есть у книги перед фильмом?
Есть идеи?
@rf
#литература
 
Изображение / Фото
Пенсне Ходасевича сияло пронзительно. Как он этого добивался? Мыл стекла водой, тёр бархоткой, полировал тщательно? Холодным светом сияло это пенсне.
А может быть, оно оттого так сияло, что взгляд из-за стёкол был ясный, холодный, скептичный, иногда презрительный.
В предреволюционной молодости он пил, играл в карты и голодал: одна булка на два дня. После революции эта булка стала мечтой: он опять голодал вместе со всеми и в дыме буржуйки читал свои стихи прекрасным любителям прекрасного, одетым в рванье и обноски.
Он читал им стихи, и они забывали поставленные сушиться на печку валенки. Он замечал это и гордился этим.
Иногда строка постигала его на улице, и тогда он клал листок бумаги на спину жены и записывал ее.
Он родился слабым и часто болел. Фурункулез и экзема мучили его. Туберкулёз позвоночника лечили, заковывая в гипс. Худой, больной, он в голодной Москве шёл на рынок продавать пайковую селедку, а в голодном Петербурге таскал мешки с треской. В Москве он с женой и ее сыном жил в полуподвальной комнате, из которой было пробито окно в кухню, чтобы оттуда шло тепло. И оно шло, в комнате было плюс пять.
Огромная, косая, в пол лица челка закрывала на его лбу непроходящую экзему, которой, как он считал, Бог отмечает Каина.
В 1922, лёжа больной в постели, в тоске и депрессии, на грани нервного срыва, он думал, что выбрать: покинуть Россию или покончить самоубийством? Россию Ходасевич покинул со своим главным сокровищем — восьмью томами собрания сочинений Пушкина. В то время, когда одни ходили с Лениным в башке и маузером в руке, он ходил с Пушкиным в мыслях и с Пушкиным в душе и даже дописал за Пушкина одно из его неоконченных стихотворений. В Берлине он жил в дешевых пансионах и посещал пивные, куда ближе к ночи набивался сброд в котелках и без. В Париже он редко выходил из дома, а дома почти все время лежал. И все время курил.
Ходасевич был человеком ночи, то есть жил преимущественно по ночам. Может быть, ночной образ жизни причиной тому, что, как некоторые говорят, у него было зеленое, зеленоватое, зеленоватое с коричневым отливом лицо. В молодости в Петербурге он ночи проводил в игорных домах и притонах. В Париже спал пол дня, вечерами раскладывал пасьянсы, а за письменный стол садился в полночь. И писал до утра.
Когда он родился, кормилицы отказывались брать его: «Слабый он. Все равно умрет. Не удержится душа в теле». Через много лет в Москве, в комнате с желтыми обоями и посмертной маской Пушкина на стене, душа его вышла из тела и увидела тело оставленным на диване, пустым, как бывают пусты бутылка или ботинки. А когда душа вернулась, в теле ей было неудобно, тело жало.
За исключением ранних своих лет, Ходасевич всю жизнь жил в тесноте, неуюте, бедности, холоде, нищете. В Париже денег у него не было даже на лекарства. И на врача денег не было, русский доктор Голованов лечил его бесплатно. Тишины тоже не было. Он писал свои стихи при чужих людях, под звуки их разговора, писал под крышей парижской пятиэтажки над шумной шахтой двора, в стуке хлопающих дверей, орущих радиоприемников, криков из-за стен. Больной, тоскливый, ужасный, невыносимый в своём уродстве мир тупо и немо валился в его стихи и только там обретал свой голос.
——
Стихотворения Ходасевича в Антологии русской поэзии «Высокое Небо» (HighSky): https://columbus.pagekite.me/plinth/

#lang ru #поэзия #литература #Россия #Ходасевич #art #poetry
 
Изображение / Фото
Изображение / Фото
Изображение / Фото
В 1869 году Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин написал «Историю одного города», а через сто лет художник Евгений Матвеевич Сидоркин нарисовал иллюстрации, которые на самом деле не иллюстрации прошлого, а картины безумного вечного и предвидение будущего, в котором мы уже живём.
А ещё через сорок лет, в 2019 году, исследователь литературы, профессор университета Грейт Ярмута, обнаружил в архиве литературы и искусства (ЦГАЛИ) в Санкт-Петербурге черновики Салтыкова-Щедрина с главами, не включёнными автором в книгу.
Это выдающееся открытие показывает нам русского классика как провидца, который сам не понимал своих предвидений. И мудрено ему было понять интернет в век паровозов.
Одну из этих глав мы можете прочитать на Колумбусе, в блоге HighTech:
https://columbus.pagekite.me/plinth/

#lang ru #литература #Россия #интернет
 
Изображение / Фото
Поэту Сумарокову больше пошло бы предстать перед потомками в интернете не на парадном портрете в расцвете жизни, а таким, каким он был в последние свои годы: кривеньким, пьяненьким, несущим прохожим невесть что о своём величии, гуляющим по Садовому кольцу в обсыпанном табаком парике и спущенном чулке.
Каждый раз, когда я бываю в Донском монастыре, я иду к его могиле и стою там на отшибе, в тишине и безлюдьи. Никто к поэту Сумарокову не ходит. Да и какая это могила? Памятник-крест есть, а могилы под ним нет, она утеряна полтора века назад. Можно понять — он так достал всех своими бреднями, что и на могилу его люди махнули рукой: да иди ты, Александр Петрович, надоел...
Дюжий, толстый, мордатый, каждый миг своей жизни в обиде и гневе, он о себе думал очень высоко и был прав. Он создал (не он один) русскую поззию, русский театр и первый частный русский журнал. То есть свободную журналистику тоже создал он. С Шекспиром, которого переводил, считал себя равным. А обида была оттого, что люди этого не признавали. Ломоносов, дурак, не хотел принимать его в Академию, и Державин, подлец, что-то тявкал на него. Сумароков, как князь театра, требовал, чтобы публика соблюдала тишину, когда идут его пьесы, а публика, дрянь такая, хохотала! Потешалась над ним. Как это вынести? Он багровел, покрывался красными пятнами, топал ногами, выбегал вон и с пеной ярости на губах слал проклятья.
Всем! Всему тупому косному миру, не понимающему, что он — поэт! В России 1765 допотопного года, где города травой поросли, где купцы за прилавками мух ртами ловят, где служба в урюпинской канцелярии по составлению справок о поголовье коров считается делом, а поэзия нет, он — поэт!
Творил что хотел. Разругался со всеми. С собственной матерью, которая накатала на него жалобу императрице, с родными, у которых в долголетней сваре отнимал то, что считал своим, с литераторами, выпихивавшими его из литературы (и выпихнули же), с вельможами, не имевшими никакого права говорить с ним свысока, потому что он — Сумароков!
А они над ним смеялись.
С женой прожил тридцать лет и бросил ее, потому что влюбился в крепостную девушку, дочку кучера Веру. Женился на ней, ибо хотел счастья в этом подлом мире, где поэта не чтут. Она умерла. С тех пор нервный тик ещё сильнее дёргал его лицо, он заговаривался и плакал.
Кровь давит на виски. Обида в груди. Кто-то попробует предупредительно заговорить с ним, а он в ответ сразу рявк — и выбежит вон. Не может стерпеть. Пошли вон, дураки, пшли к черту, обжоры, скупердяи, интриганы, злые сердца, мелкие души. Я — поэт! Самый обиженный русский поэт — Сумароков.
Деньги направо, деньги налево, за свою жизнь он трижды растратил все, что имел, потому что считал, что ему должны! Поэту все должны! Поэт выше всех! (А разве не так?) В результате сам оказался должным всем и чтобы отдать долги, распродавал свою библиотеку. И очутился без библиотеки, без жены, без родных, без состояния, отовсюду изгнанный, всеми осмеянный, никому ненужный — один.
Императрица Екатерина издавала его сочинения на казённый счёт, а он послал ей безумную цедулку с требованием 12 тысяч рублей на заграничную поезду. Не дала. Он и с ней разругался, и это был уже конец, дальше ему оставалось только выехать из блестящего Санкт-Петербурга в сонную Москву, где на задах усадеб хрюкали свиньи, облюбовать грязный трактир и гулять пьяным по Садовому кольцу, рассказывая нищим о своём величии.
Никто теперь не читает стихотворений Сумарокова. Александр Петрович, я Вас читаю! И вот вы тоже, мои друзья, можете прочитать его прекрасное стихотворение, если зайдёте в Антологию русской поэзии «Высокое Небо» (HighSky) на Колумбусе: https://columbus.pagekite.me/plinth/

#lang ru #poetry #поэзия #история #литература
 
Романы Толстого. Рассказы Толстого. Проповеди Толстого.
Но вальс Толстого?

http://franceska.su/component/k2/item/1771-vals-lva

#lang ru #music #literature #LeoTolstoy #ЛевТолстой #музыка #литература
 
Вчера была дуэль.
Завтра он умрет.

http://franceska.su/pirate-radio/item/1209-pushkin-dolzhen-byt-ubit

#lang ru #Пушкин #литература #поэзия #Россия
 
Изображение / Фото
Он уже давно молчит.
Не берет гитару в руки.
Стоит с удочкой на заброшенном водоеме.
Идёт с ведерком домой.
Сидит у окна с чашкой кофе в руках.
Помнит ли он, что с ним было?

https://ridero.ru/books/raj_iad_pitera_grina/

#lang ru #музыка #книги #литература #блюз #рок #безумие #жизнь #PeterGreen
 
Тут вот страничка с книжками... :) 📚

https://ridero.ru/author/polikovskii_aleksei_eaqaw/

#lang ru #литература #история #книги
 
Изображение / Фото
ПАМЯТИ КУРТА Т.

Этот текст посвящен памяти писателя, который в холодном шведском декабре 1935 года забросил с ладони в рот пригоршню таблеток, чтобы лечь спать и больше не просыпаться. Это ему удалось.
У йогов, браминов и святых свои степени совершенства. Курт Тухольский не был ни йогом, ни святым, и ступенек, по которым душа его поднималась вверх, знал только три: говорить — писать — молчать. Когда невозможно писать, надо молчать. И он замолчал.
Но до этого были годы и десятилетия, когда он говорил, и его слышала вся Германия и вся Европа. Тысячи текстов, опубликованные в знаменитой Weltbühne, последний редактор которой, Карл фон Оссецкий, был отправлен нацистами в концлагерь и получил Нобелевскую премию мира. Курт Тухольский избежал концлагеря, потому что эмигрировал.
Он был энергичен, как локомотив, он был сгустком силы и движения, плотный, уверенный в себе, взлохмаченный человек с трубкой в зубах и с приспущенным галстуком. Он был пацифист и во время Первой Мировой войны сделал все, чтобы не стрелять, и гордился этим, как другие гордятся своими военными подвигами. Он был принципиальный, последовательный антимилитарист, который ненавидел всех этих брутальных идиотов в форме, все эти железки для убийств, всех этих патриотов без мозгов и на казённом содержании, всех этих нациков, ведущих дело к войне. И он был для них как кость в горле — сильный, упрямый, ироничный, лиричный берлинец Тухольский.
В конце советской эпохи я перевёл один из его рассказов на русский и предложил журналу. Редактор задумался над рассказом, а потом острым карандашом вычеркнул из него места, которые можно было счесть антисоветскими. Даже через десятилетия и в другой стране Тухольский оказался опасным. Это была лучшая похвала писателю, который жил в бурные и страшные времена и ненавидел диктатуру, бюрократию, армию, войну, классовый гнёт и цензуру.
Ни одной книги Курта Тухольского нет на русском языке. В том месте нашей жизни, где должен быть этот неутомимый человек с неповторимой интонации гнева и нежности, иронии и презрения, счастья и смеха — зияет дыра. Но на самом деле он есть, он стоит со своим приспущенным галстуком во вневременном небесном пространстве, куда писатели попадают после смерти, и с усмешкой смотрит на нас и на нашу жизнь. В ней так много того, что ненавидел и презирал убежденный антифашист, антимилитарист, демократ Курт Тухольский.

#lang ru #литература #политика #КуртТухольский #KurtTucholsky #KurtTucholsky #Россия #Германия #фашизм #Deutschland
 
Изображение / Фото
МЕСТО ЧУДА

Покинув своего мерзкого московского упыря с деньгами, виллой, лимузином и прочими олигархическими причиндалами, прекрасная Лиза начинает новую жизнь без денег на карте, квартиры, планов и тормозов.
Эту оторву Лизу вы, может быть, встречали у дорогого бутика на Тверской, где она вызывающе сияла голыми коленками и нагло пылала рыжей шевелюрой. Или вы ее встречали в трамвае №26, где она в районе Шаболовки бесстрашно вступала в перебранку с быдлом: ей слово, она пять. «Заткнись и отвали, сука! Не сильно-то я тебя испугалась! Русские после первой не закусывают!» И после второй. И после пятой тоже!
Таков ее язык.
А теперь она мчится по миру, по его горам и лесам, с чемоданом в руке, который оттягивает ей руку, потому что в нем золото. Или это не золото, а шишки? Или так тяжело весит память, которую принято носить с собой, а лучше размахнуться и запулить на середину реки Ильзе, которую одним шагом перешагивает Хримтхурзенводвиграт.
Такое у человека имя. Впрочем, он не человек.
А есть ещё Гризельда. Может быть, это другое имя мудрости. Или молодости? Тайны? Или волшебства? Она существует во всех временах и возрастах сразу. Она знает заранее свой конец, но это не мешает ей получать удовольствие, разыскивая фульгурит и ловя из воздуха огонь, в который можно войти и так прекрасно, так чудесно сгореть. Вы любите сгорать? Ах да, ещё флигельпильцы!
И много ещё чего.
В этой книге вы узнаете, где, как и почем продать душу. Это очень важное знание. На самом деле важнее этого знания ничего нет, потому что вся наша жизнь — купля-продажа душ. Но не надейтесь разбогатеть, продавая свою, души нынче дешевы, их ссыпают в кулёк и продают по цене семечек. И сколько же стоит ваша маленькая, куцая, испуганная душонка? После того, как вы прочитаете эту книгу, наверняка будет стоить больше.
Про эту книгу невозможно рассказывать. Сюжет? Он так безумен, что никакого терпения и ума не хватит, чтобы изложить его. Как изложить завтраки, состоящие из чудес? Как рассказать о полетах над Гималаями и сквозь время? Герои? Их множество, они теснятся и полны жизни, они выпрыгивают со страниц и дергают вас за усы, уши и косички, фея Леандра хочет секса, а ослик Лоренцо пишет стихи. Сейчас, когда вы читаете эту рецензию, он как раз заканчивает «Потерянный рай» Милтона. География? Ступив сюда, попадаешь туда, попав туда, оказываешься не там — и впридачу ещё буфет, готовящий омлет. О боже!
Милые чудеса и ночная жуть, полеты сквозь время-пространство и медленное обретение души, падение на дно и вознесение на небеса в прямом смысле этого слова, а также приятное знакомство с чертом — мы движемся сквозь эту книгу как сквозь густой, запутанный, странный лес жизни, на ветвях которого висят волшебные фонарики. Они дают такой свет, в котором все кажется не тем, чем всегда было. Это книга о двойной сущности вещей и тройной сущности человека. Она о превращениях. И она о выходе из навязанного нам, похожего на кирпич, окостеневшего в своей подлости мира — выходе в другое пространство, где нет границ, где все течёт, где много чудес, но где трудно быть собой.
Трудно пробиться к себе сквозь залежи собственной глупости, сквозь инерцию собственной жизни, сквозь сено и солому привычек, через дурман чепухи, который вложили нам в голову школа и следующие за ней многочисленные социальные институты. Но надо пробиться!
Это книга о том, как москвичка и оторва обретает себя и одновременно постигает мир. И мир оказывается совсем не тем, что все мы о нем привычно и покорно думаем.
Мы, обычные люди, живем в затверженном назубок мире, но вдруг приходит кто-то необычный, кто открывает для нас этот мир заново. Он открывает его в характерах и внешности людей, в их страстях и поступках, в их безумных приключениях и смешных нелепостях. И мы тогда пробуждаемся, мы вдруг чувствуем себя ожившим сфинксом, или вдруг постигшей тайну высотного полёта уткой, или пепельницей, с которой наконец стёрли пыль, и она засияла, как брильянт. «Последняя ведьма Гарца» прекрасна тем, что возвращает душу уставшему и потерявшему себя человеку. Она снова открывает нам, уставшим в офисах, помятым в общественном транспорте, замученным авитаминозом бесконечной зимы, жизнь как место волшебства, чувства и смеха.
И последнее, а может быть, и первое, кто знает. Хирундйетцт! Запомните это слово. Оно так же важно, как Бевустзайн. Потому что эта книга о том, что происходит с нами в нашей дурацкой, раздерганной, скачущей задом наперёд действительности, а также о том, кто мы такие перед ужасом белых монахов и чёрной мордой зла. Ну, и кто мы такие?

P.S. «Внимание! В книге есть нецензурная брань!» Это объявление, помещенное цензурой на обложку книги, весьма способствует ее украшению.

Галина Яцковская Последняя ведьма Гарца Ridero 2018
Книга здесь: https://ridero.ru/books/poslednyaya_vedma_garca/

#lang ru #мистика #приключения #книги #литература
 
Сегодня Рождество.
Читает ли кто-нибудь теперь на Рождество рождественские рассказы?
В них обязательно грусть и чудо, свет и снег.
Их теперь нет, жанр умер. Никто не верит в сказки и чудеса?
Гоголь в темной, едва освещённой свечами комнате, скашивая вниз левое плечо, чуть ли не касаясь длинным тонким носом листа бумаги, в один присест писал свою «Ночь перед Рождеством». Поднимал голову — в окне стояли звезды.
Усатый Григорий Петрович Данилевский сочинял святочные рассказы — сам он называл их «безгрешными сказками» — и были там духи, привидения, разбойники и черт. Была метель, и выла вьюга, и была тайна.
И мрачный Достоевский, заросший бородой, с запавшими глазами человека, истомленного внутренними муками, тоже сочинял на Рождество трогательную историю — рассказ «Мальчик у Христа на елке». Ему, бредившему старушками, идиотами и топорами, нужно было чудо...
http://franceska.su/pirate-radio/item/1173-chas-zhelanij

#lang ru #Рождество #литература #чудо
 
Изображение / Фото
Лев Толстой. Изначально черно-белое фото. Раскрашено Klimbim

Книга «Сад Льва» теперь на Озоне

https://www.ozon.ru/context/detail/id/147996413/

#lang ru #литература #книги #ЛевТолстой #LeoTolstoy
 
Изображение / Фото
Его взгляд останавливает.
Без слов говорит о многом.
У него лицо мудреца,
Знающего, как мучительна мысль.

Сад Льва здесь:

https://www.litres.ru/aleksey-polikovskiy/sad-lva/

#lang ru #литература #жизнь #вера #религия #протест #ЛевТолстой #LeoTolstoy
 
Изображение / Фото
Однажды я написал в газету про Льва Толстого. Не напечатали и дали ответ: «Газета про современность, а это Лев Толстой». Ответ настолько удивительный, что даже весело. А Лев Толстой про что? Лев Толстой и есть современность в ее самом остром, самом плотном, самом откровенном виде.
Конечно, смотря что считать современностью. Если современность это танцы на поверхности, медийность, мода, труха пустоговорения, то тогда Толстой тут не при чем. Но есть и иное пространство жизни. Там, в тишине, в тёплом коконе любви, ждёт нас всклокоченный старик с огромной седой бородой и глубокими глазами. Ждёт, чтобы мы могли с ним говорить.
Говорит он мягко, но говорить с ним трудно. С упорной и терпеливой силой он уговаривает нас — а иногда прямо принуждает — открыть глаза и увидеть себя и жизнь вокруг с той ясностью, которую иногда хочется назвать беспощадной. В розовых, синих, чёрных, цветных очках жить легко. А как без них?
Толстой говорил, что если писатель даёт людям что-то хорошее, то стыдно брать за это деньги. А если что-то плохое, то вдвойне стыдно. Это один из образцов толстовской мысли, которая сталкивает нас с нашим образом жизни. Мы можем сказать себе, что он жил в имении, даже отказавшись от денег, имел достаток, обслугу, обеды, лошадей, врачей, стенографисток итд итп, а как же быть писателю, который живет исключительно тем, что приносят ему его тексты? Раздавать их бесплатно? Это было бы правильно. А на что тогда жить? Толстовцу Евгению Ивановичу Попову Толстой посоветовал просто не думать об этом: «Кому вы будете нужны, тот вас и прокормит».
А если не прокормит?
Попробуйте-ка не думать об этом.
«Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?»
Читая Толстого, говоря с ним, мы признаем, что советы, которые даёт нам мудрый старик, совершенно справедливы, но при этом чувствуем, что следовать им не можем. А почему?
Все мы, неважно, писатели мы или читатели, главное, что люди, испытываем притяжение и давление Толстого, который не затушевывает жизнь, а наооборот, обнажает ее.
А книга о нем тут:
https://ridero.ru/books/sad_lva/

#lang ru #литература #книги #ЛевТолстой #жизнь #вера #религия #LeoTolstoy
 
Это страшная книга. Местами невыносимая. Я не советую ее читать и не говорю, чтобы вы ее не читали. Решать вам. Вот маленькая рецензия.

http://smartpowerjournal.ru/011018/

#lang ru #книги #литература #политика #Россия #пытки
 
Граф Безбрежный — в litres.ru

https://www.litres.ru/aleksey-polikovskiy/graf-bezbrezhnyy-dve-zhizni-grafa-fedora-ivanovicha-to/

#lang ru #литература #история #книги
 
Читать эту книгу страшно.

https://telegra.ph/NACIST-NA-SLUZHBE-GESTAPO-09-26

#lang ru #книги #литература
 
В октября вспоминается октябрь.
В том октябре в Москве стреляли танки.

http://booksmarket.org/book/Aleksei-Polikovskii_Osennie-progulki.html

#lang ru #литература #книги #политика #история
 
В русской истории каких только оригиналов и сумасбродов не найдёшь. Найдёшь поэта, ходившего по Москве со спущенным чулком, найдёшь светского человека, ездившего на балы с мопсом, найдёшь барина, собственноручно испекавшего метровые кулебяки, найдёшь гусара, пьяного месяц подряд, найдёшь графа, не смогшего получить почту, потому что забыл свою фамилию, найдёшь предобрейшей души помещика, который погнался за вором, чтобы дать ему десять рублей, найдёшь гордеца, построившего у себя в имении турецкую крепость, которую брал штурмом (ему приятно на неё смотреть), и много кого ещё найдёшь.
Но граф Фёдор Иванович Толстой-Американец, со всеми своими достоинствами и недостатками, дружбами и ссорами, спасениями и убийствами — чуть ли не выше всех в этом ряду.
Эта книжка раньше была только на бумаге, а теперь есть и в цифре.

https://ridero.ru/books/graf_bezbrezhnyi/#anchor-reviews

#lang ru #литература #история
 
#lang ru #книги #история #литература
 
Страничка книги в Сети

https://ridero.ru/books/morrison_puteshestvie_shamana/

#lang ru #книги #литература #музыка #рок #ДжимМоррисон #TheDoors
 
Изображение / Фото
Толкин сам рисовал иллюстрации к своим книгам. В 1937 году, когда готовился к печати его «Хоббит», он нарисовал обложку. Вот она, перед вами. Обложку Толкин нарисовал в синих, зелёных, чёрных и красных тонах. Но вредный издатель решил, что такое многоцветие выйдет слишком дорогим для него, и поэтому на полях слева вы видите указание издателя: Ignore red — без красного. Мир хоббита в изображении Толкина выглядит впечатляющим, но все-таки интересно, что тут должно быть красным.

Это был маленький выпуск рубрики ВЧ, что значит Время Чтения или, как сказал нам один наш друг, Высокие Частоты. И это правильно. Потому что литература это не вялый кисель и не разбухшая от самолюбования литпопса, а всегда Высокие Частоты.
ВЧ на нашем сайте: http://franceska.su/pirate-radio/itemlist/category/77-v-remya-ch-teniya

#lang ru #Tolkien #книги #литература #живопись #искусство #Толкин
 
Не читайте дрянь! Читайте хорошие книги :) Время Чтения в эфире

http://franceska.su/component/k2/item/1734-khirundjettst

#lang ru #литература #книги #мистика #тайна #Германия #Россия #приключения
 
Later posts Earlier posts